Читатель: нормальной интеграции препятствует наличие русской общины, в Финляндии мне было проще стать частью страны

 (226)

Читатель: нормальной интеграции препятствует наличие русской общины, в Финляндии мне было проще стать частью страны
Foto on illustratiivne.Foto: Rene Suurkaev

Tere! На ваш призыв написать о трудностях интеграции я решил ответить, прочитав историю семьи, уехавшей в Англию.

Меня зовут Томми, и это не настоящее мое имя, просто потому, что мое настоящее имя не имеет такого значения, как моя история. Итак, сразу хочу сказать, что по национальности я наполовину ингерманландский финн и на другую половину русский.

Я родился в Эстонии в 1988 году и окончил 9 классов. Моя инфантильность и неуверенность в себе никак не мотивировали меня, живущего всю жизнь в Копли, к изучению эстонского языка. О да! У нас во дворе жил ОДИН эстонец Пеэтер, у него была жена Оля, и он ее любил поколачивать и при этом ругался на языке Достоевского и Толстого. Так что интеграции и соприкосновения с эстоноязычными жителями… ну как-то не хватало. Вокруг нашего дома были разбитые воинские части, которые российские солдаты покинули в 1994 году. Вокруг были русскоязычные соседи, которые работали в прошлом в этих частях и все ругали Ельцина. Весело.

Читайте также:

В 1994 году я пошел в первый класс школы номер 15. Там эстонский язык преподавала милейшая учительница Н. Сначала мы, кстати, неплохо учили всякие стишки и слова “pinginaaber”, “pliats”, “raanits”, “pinal”, “vihik”, “koer”, “poiss”, ну и так далее. Но во втором классе учителя менялись так часто и много и эстонский преподавали черт знает как. Притом, что в ГИМНАЗИЧЕСКИХ A И В преподавали лучше. Ну там и английский был с первого класса, а не как у нас, с шестого. В общем, русская школа и НИКАКОЙ ИНТЕГРАЦИИ НЕ БЫЛО!

Мне даже кажется, что я до 9 класса не знал, кто у нас президент и что в общем-то творится. Полагаю, что и эстонцев это не волновало совершенно. Правда, с 2000 года где-то полицейские, приезжающие на вызовы в общаги или там наркоманов ловить, стали как-то больше эстонскими, да и с Минной гавани на остановку Ангерья шли иногда солдаты, которые говорили на эстонском.

Ну так я закончил девятый класс школы и вышел в мир почти без знания эстонского. Шел 2004 год, и страна готовилась вступать в ЕС. Я стал тусоваться в центре города и учился в техе. Молодые мы приезжали в центр и гуляли по городу, эстонцев в нашей компании не было. Мы даже с ними не соприкасались.

Читать еще

В 19 лет я решил пойти на работу, так как тех мне надоел, а просить у родителей деньги — это как то неправильно. Летом работал на стройке, и вот там эстонский был не нужен.

Летом 2006 года я пошел работать в магазин. Там вот и столкнулся с тем, что здесь мне ПОНАДОБИЛСЯ ЭСТОНСКИЙ, ИБО БЕЗ НЕГО Я СЕБЕ НЕ НАЙДУ РАБОТЫ НИКОГДА!

Начальница-эстонка, почитай не говорящая по-русски, сказала мне, что возьмет меня ради эксперимента, но пояснила, что если за полгода не выучу язык, то выкинет как собаку во двор. “Тем более, — сказала она, — у тебя, парень, с русским паспортом перспектив-то немного. У меня работают умные русские ребята, и все знают эстонский, так что давай, старайся”.

Так я и столкнулся с тем, что нужно учить язык и что никакой России я тут на фиг не нужен. Я старался и учил язык на работе, общаясь с людьми, и позже сходил на курсы, сдал экзамен на B1 и, пройдя через длительную процедуру отказа от гражданства РФ, сдал экзамен на знание Конституции и получил эстонский паспорт. Я работал во многих местах продавцом и охранником. И везде у меня была возможность общаться с эстонцами и учиться языку. Наверное, если ты хочешь изменить мир, то нужно начинать с себя. Я понял, что это моя страна и что, живя здесь, я должен стать частью страны. Интеграции часто мешают страх быть отвергнутым и незнание.

Моя жизнь изменилась, когда родился ребенок и всей семьей мы переехали в Финляндию, где пришлось начинать с нуля. Финский язык я уже знал и, благодаря опыту интеграции, полученному в Эстонии, за пять лет интегрировался в финское общество, и отчасти именно отсутствие русской общины и жизнь вне русской диаспоры помогли мне быстрее и проще стать частью страны. Я считаю, что диаспора и жизнь внутри анклава ослабляют и, засасывая как болото, не дают человеку стать частью общества и препятствуют нормальной интеграции.

У меня нет обиды ни на кого. Я сам себя сделал и благодарен Эстонии за все, что имею. Опыт — самое ценное, что может быть.

Оставить комментарий
либо комментировать анонимно
Публикуя комментарий, вы соглашаетесь с правилами
Транслит
Читать комментарии Читать комментарии