Читатель Delfi: правда заключается в том, что человек может всю жизнь прожить в Нарве, ни разу не встретив эстонца

 (132)
46520375_2221221914830224_7948270751470059520_o

Начнём с плакатов, которые неожиданно для всех появились 7 января в центре Таллинна на трамвайной остановке. Думаю, что многим было неприятно смотреть на эти рекламные плакаты, которые призывали русских людей ждать трамвай в одной стороне остановки, а эстонцев — в другой.

Большинство людей начали сразу же резко высказываться на их счёт, даже не подумав о том, что, возможно, то, что показано на плакатах, является в какой-то степени правдой. Многие ли задумались о том, для чего вообще они были нужны и что конкретно хотели нам показать?

Как назвать то, что русскоязычная и эстоноязычная части населения Эстонии почти совсем не контактируют? Да, возможно в таком городе, как Таллинн, эту проблему сложно заметить, ведь в нем в достаточном количестве живут и эстонцы, и русские. Время от времени они встречают друг друга на улице, в кафе, в кинотеатре или на лестничной площадке. Но что вы скажете, например, о Нарве? Там есть контакт? Достаточно ли там эстоноязычной среды? Правда заключается в том, что нарвитянин может всю жизнь прожить в Нарве, ни разу не встретив эстонца. Разве это не проблема?

Читайте также:

19 лет я прожил в Нарве. Там я родился, пошел в садик, а потом и в школу, получил среднее образование. Как нарвитянин, могу сказать, что проблема раскола общества там чувствуется сильнее. Несмотря на все попытки (которых было не так уж и много) сделать Нарву по-настоящему частью Эстонии, большинство жителей все равно чувствует себя отделенными от остальной страны.

С приходом президента Керсти Кальюлайд что-то начало постепенно меняться. Она начала делать шаги на пути к тому, чтобы нарвитяне почувствовали себя частью остальной Эстонии. Переезд президентской канцелярии в Нарву на месяц, открытие Vabalava, появление Дома эстонского языка, большое количество мероприятий по всему городу. Впервые нарвитяне смогли выбирать, куда пойти и как провести вечер. Она показала всему народу Эстонии, что провести выходные в Нарве — абсолютно то же самое, что провести их в Пярну. Но всего этого, к сожалению, недостаточно.

Точно так же, как и я, Кристина Каллас родилась в Ида-Вирумаа. Точно так же, как и у меня, у нее была и есть возможность СВОИМИ ГЛАЗАМИ увидеть, как проходит интеграция в этой части Эстонии. Точно так же, как и я, она считает, что проблема есть, что за все время с восстановления независимости Эстонии для решения проблемы было сделано недостаточно, ведь спустя 27 лет наше общество не чувствует себя единым целым.

Согласен, акция с плакатами была довольно противоречивой. Она обидела многих, кто-то до сих пор не понял, для чего именно она была нужна. Мне так же было неприятно увидеть такого рода плакаты в центре города. За это Кристина Каллас уже принесла свои извинения, сказав, что даже она не ожидала такой реакции от общества. Но давайте представим, что бы было, если бы партия Eesti 200 заявила об этой проблеме так же, как и остальные политические силы, написав что-то вроде “Eesti 200 за успешную интеграцию!” или “Давайте решим проблему интеграции вместе!”. Многие бы обратили внимание на это? Многие бы начали обсуждать эту проблему? Не думаю. Мы много раз видели то, как разные партии в предвыборное время “разыгрывали русскую карту”, показывая, что и они хотят что-то сделать для решения этой проблемы. Но, к сожалению, дальше разговоров дело не уходило.

Проблема есть, проблему нужно решать. Так давайте перестанем обвинять друг друга и искать виноватого. Давайте это обсуждать, давайте выслушивать мнения разных людей из разных уголков Эстонии. Давайте попробуем решить эту проблему вместе, ведь все мы хотим, чтобы Эстония стала еще лучше и успешнее. Все мы хотим, чтобы каждый человек, живущий здесь, чувствовал себя СВОИМ.