Читатель Delfi: почему с "Титаника" спасали женщин и детей, а не мужчин?

 (385)

Читатель Delfi: почему с "Титаника" спасали женщин и детей, а не мужчин?
AP/Scanpix

14 апреля, ровно 100 лет назад, легендарный непотопляемый “Титаник” в последний раз увидел дневной свет. А уже 15 апреля в 2 часа и 56 минут (ночи) — корабль-мечта нашёл свое вечное пристанище в Атлантическом океане на глубине 3 километров и 750-ти метров.

Трагедия, унесшая  жизни 1513 человек, по количеству жертв, если не считать военных действий, стоит на третьем месте.

История грандиозного кораблекрушения на тот момент самого большого и шикарного творения рук человеческих превратилась в легенду; едва ли найдется образованный человек, не слышавший о ней. События той ночи настолько драматичны и противоречивы, что не хватит никаких эпитетов для описания всего, что там происходило. “Титаник” — это не просто корабль, это великая драма, которая, без сомнения, близка каждому человеку. Я уверен, что многие задумывались: “А как бы я поступал в той ситуации? Струсил бы, как Брюс Исмей (владелец компании, которой принадлежал корабль) и сел в шлюпку? Или как Томас Эндрюс (конструктор “Титаника”) героически принял бы смерть, помогая другим занять места в шлюпках и спастись?”

Неэффективная спасательная операция на тонущем “Титанике” всем нам известна не только своим драматизмом, но и величайшей дискриминацией, которую осуждают и по сей день. Капитан Смит отдал следующий приказ: “В первую очередь спасать женщин и детей”. На первый взгляд, мысль может показаться действительно благородной, но если капнуть глубже, то от  благородства, увы, не останется и следа.

Команду “Титаника” критикуют за дискриминацию, как по половому, так и по классовому признаку, что, на мой взгляд, совершенно справедливо. Классовую дискриминацию, а так же и тот факт, что многие шлюпки заполнялись наполовину, я трогать не буду — об этом и так много сказано. Я же хочу разобраться в половой дискриминации и в, якобы, единственно верном и благородном принципе “женщины и дети спасаются первыми”, сторонников которого и сегодня немало.

Отбросив излишние эмоции в сторону, постараемся разобраться в ситуации логически…

Под маской благородства скрывалось не более, чем желание выжить самим

Читать еще

Не кажется ли вам странным, что если  руководствоваться  тем самым принципом “женщины и дети”, следующие цифры выглядят до смешного нелогичными? Итак, из 711 выживших 388 мужчин, 316 женщин и только 57 детей. Абсурд! При этом всего на корабле было 422 женщины и 109 детей. Мест в шлюпках могло хватить на 1178 человек. То есть теоретически должны были спастись все женщины и дети (531), а также 647 мужчин. На деле мужчин спаслось значительно больше, чем женщин — как  же так?

Если взглянуть на то, сколько выживших приходится на пассажиров  каждого класса, а также команду, то цифры удивляют еще больше. Почему-то больше всего спаслось членов команды — 212 человек (из 885), при этом большинство спасшихся — мужчины. В первом классе спаслось 203 человека из 325, во втором 118 из 285, в третьем 178 из 706. В отличие от пассажиров, члены команды были осведомлены, что корабль неминуемо уйдет ко дну. Принцип “женщины и дети первыми” был очень удобным предлогом для матросов: можно без угрызений совести сесть в шлюпку и спастись самому, ведь кто-то же должен грести шлюпку — не будут же этого делать женщины и тем более дети. А если пустить мужчин в шлюпку — то, разумеется, надобность в матросе отпадает сама собой, соответственно и шанс спастись равен нулю.

Глядя на эти цифры, невольно приходишь к выводу: под маской благородства скрывалась простое желание выжить самим, а ведь для команды на пассажирском судне приоритетным должно быть спасение пассажиров. Или, быть может: “спасение утопающего — дело самого утопающего?”

Чем женщина лучше мужчины или наоборот?

Ответ однозначен — ничем! В катастрофах, подобных трагедии “Титаника” жаль всех: и детей, и женщин, и мужчин, а также членов команды (в конце концов, они тоже мужчины и женщины). Феминистки так яро борются за равноправие женщин и мужчин, что ж — похвала им и поклон. Но почему тогда, с позволения сказать “равноправие” должно быть выборочным? В наши дни в Западной цивилизации мужчины и женщины равны в правах, как никогда ранее (со временами “Титаника” даже сравнивать нельзя), тем не менее, принцип “женщины и дети вперед” очень распространен и сейчас. Спрашивается: “А где ж тогда равноправие?”

Мужчин и так-то меньше, чем женщин. Мужчин погибает гораздо больше, чем женщин. К тому же, как показывают научные исследования, женщины более выносливы. В случаях, когда до спасения остаются минуты, это может сыграть роковую роль: мужчина, как правило, умрет быстрее в экстремальных условиях, чем женщина.

Лично я не делаю разницу: мужчина или женщина, по-моему, надо спасать всех подряд, а не заниматься сортировкой, отнимающей так много драгоценного в такие минуты времени.

Ребенок или взрослый — что дороже? Мой выбор — либо взрослый, либо семья!

Почему в первую очередь надо спасать детей, а потом взрослых? По-моему, этот принцип в большинстве своем лишен всякого смысла. Разберемся по пунктам.

Аспект 1. Представьте себе, что на роковом “Титанике” плыли бы одновременно, к примеру: Пушкин, Моцарт, Ломоносов, Бетховен, Тесла, Эйнштейн, Аристотель, Ньютон, Вольтер и Леонардо да Винчи. Учитывая всю ту пользу, которую они принесли миру, и которую смогли бы еще принести, если б не погибли  на “Титанике”, кого бы вы предпочли спасти: их или 10-ых детей? Этих людей мы знаем и понимаем, сколько они сделали на благо обществу. А эти дети… Неизвестно что из них вырастит: может быть, великий ученый, а может и жестокий убийца. Чтобы там ни говорили, лучше синица в руках, чем журавль в небе. Потеря ребенка — личное горе одной семьи, потеря мирового гения — трагедия для всей планеты.

Аспект 2. Что будет выгодней: спасти одного ребенка или отца-кормильца, без которого пятеро его детей и жена помрут с голода? 7 против одного — простой математический подсчет, не так ли?

Аспект 3. Да и есть ли смысл спасать детей, если их родители должны утонуть на корабле? Зачем плодить беспризорников? Тогда надо спасать всю семью, а не только ребенка.

Аспект 4. Спасенный мужчина может попутно спасти еще несколько человек, а что может сделать женщина или тем более ребенок? Перевернись, например, шлюпка — утонули бы все, будь в ней одни женщины и дети.

Аспект 5. Следующий довод может показаться  откровенным кощунством, но не сказать об этом я не могу. Взрослый человек уже состоявшаяся личность, на него было потрачено много средств государством, семьей, им лично  на воспитание, содержание, образование и т.д. На ребенка не потрачено почти ничего.

Я не призываю, не спасать детей, а лишь мужчин. Нет, ни в коем случае! Я стою в первую очередь за семью. По-моему, будет страшной ошибкой разлучать матерей с детьми с их мужьями. Если спасать, то спасать всю семью, а не только мать и дите, потому что семья должна быть полноценной.

Вывод: принцип “женщины и дети” вредит спасению утопающих и разрушает семьи

Подводя итоги, можно отметить, что именно приказ капитана Смита сыграл роковую роль в том, что погибло так много людей. В некоторых частях корабля получалось так, что в момент посадки в шлюпку в округе не было ни женщин, ни детей, а мужчин не пускали в лодку, поэтому шлюпки спускались полупустыми. А матросы из, якобы, “благородных побуждений” заботы о женщинах и детях спасались сами и не давали возможности спастись другим, хотя возможностей было предостаточно — 467 мест в шлюпках так и остались свободными. В среднем в одной шлюпке находилось около 10 членов команды (из них большинство мужчины).

Не только на тонущих кораблях, но при любых катастрофах, где гибнут люди, надо спасать всех, кого можно спасти, а не заниматься бессмысленной сортировкой!

Оставить комментарий
либо комментировать анонимно
Публикуя комментарий, вы соглашаетесь с правилами
Транслит
Читать комментарии Читать комментарии